Close

Что чувствует сепарированный человек?

Как чувствует себя сепарированный, отделившийся от родительских фигур человек?
А я еще добавлю: чем он живет, что его волнует?

Отделенность от родительских фигур — это не контр-зависимость.
Вы не отказываетесь от связи с другими людьми, из-за травматичного опыта в прошлом, но и не зависите от них, как ребенок.

Просто раньше вы ценили Другого как родителя, а теперь цените как равного, с которым можно вместе жить, проживать то, что происходит в вашей жизни, от рождения детей, до походов в кино,
рассчитывать на его плечо, подставлять плечо, или, не переделывая его, отказаться от контакта, если он вам не близок.

Человек, отделившийся от родителей, не может быть инфантильным, то есть осознает, что семья — это ответственность, партнер — близкий человек, живой, уязвимый, но в то же время со своей волей и своей судьбой, и с ним нужно договариваться.

В детей надо вкладывать, а не брать от них, не ожидая от них действий или поддержки, или самостоятельности, на которую они не способны, но одновременно не привязывать их к себе, давать возможность получать свой опыт, который станет для них базисом их личности, за что они будут себя уважать, и на что будут опираться.

Человек, отделившийся от родителей, не рассчитывает на то, что о его судьбе кто-то позаботится, и сам выстраивает свою жизнь, карьеру, творчество, но одновременно он осознает, какую часть власти он делегирует выборным органам, и способен спросить с них за то, что он делегировал.
Он не считает себя не важным и не значимым, не думает, что от него ничего не зависит, имея и выражая свою гражданскую позицию.

Он может отделить свою часть ответственности в отношениях от ответственности другого человека.

Человек, отделившийся от родителей, не думает, что кто-то будет за ним убирать, и способен признать ответственность за свой вклад в экологию, ответственно относясь к природе, и вообще к тому, что он выделяет в пространство.

На внутреннем уровне такой человек переживает самоуважение, считая себя достойным человеком, обладающим правами.
И это позволяет ему признавать достоинство других людей.
Он воздерживается от унизительного обращения, уважает границы, и не позволяет обращаться с собой в неуважительной манере.
Однако он не разрушается от подобного обращения, делая свой выбор, с кем оставаться в контакте, а с кем увеличить дистанцию.

Сепарированный от родительских фигур человек переживает меньше стыда, тревоги и вины, но в его жизни много ответственности, опоры на себя, и желания выражать себя спонтанно и естественно. Хочется творить, создавать.

Во многом я описала то, что я чувствую. Я надеюсь, что вы дополните эту картину своим опытом.

Отдельно хочу напомнить, что по-настоящему взрослых и ответственных людей не так много.
Мы все выходим из опыта токсичного слияния, и мы вместе нащупываем новые ориентиры и новые состояния. Кроме того, приходится одновременно контейнировать и перерабатывать большие пласты травматичного опыта, и личного, и коллективного.

Поэтому не стоит думать, что если сепарация не завершена, то это плохо). Мы не соревнуемся в совершенстве, а, скорее, вместе растем. Ну, кто-то быстрее растет, кто-то не так скоро, и вот у каждого свой темп.

Правда состоит в том, что никто не обязан ни подталкивать, ни ждать. Нам постоянно приходится переживать выбор, и его последствия, а у выбора всегда есть своя цена.

У того, чтобы не развиваться, есть своя цена, у того, чтобы быть впереди всех тоже есть своя цена.
И, хотя может казаться, что кому-то легче, это не так.
Просто каждый платит свою цену.