Close

Если вам стыдно за себя или за своего ребенка, вы не видите его отдельным. И не сможете поддержать

Замечали ли вы, что вам порой становится стыдно за ребенка? Или стыдно за себя, что вы недостаточно хорошая мать? Например, у «хорошей» матери ребенок не злится, не печалится, не требует, с ним легко договориться, он восприимчивый и послушный, и так далее?

Обратите на это внимание. Этот стыд символизирует ваши ожидания от него, и ваши ожидания от себя.

… С одной мамой мы исследовали этот стыд, ее крушение своих хороших представлений о себе, как хорошей матери. Ее ребенок устроил скандал на глазах у других людей, и она не смогла справиться. Кидал игрушки, ругался, кричал. Ей было ужасно стыдно.

Я попросила ее нарисовать картину себя-хорошей матери. Когда она довольна собой. Она тут же стала описывать идиллические сцены любви со своим ребенком, сцены понимания с полуслова.

Я спросила ее, почему ей так важно, чтобы была такая красивая идеалистичная картина. Она мне ответила: «Тогда я имею право быть».

…Дорогой читатель! Если у тебя право быть связано с представлением о себе идеальном, когда ты не ошибаешься, не злишься, не завидуешь, со всем справляешься, излучая любовь и принятие — ты… в детской травме.

Скорее всего, от тебя этого ждали, когда ты был ребенком. Скорее всего, ты заметил, что если ты капризничаешь, от тебя отворачиваются; злишься — отвергают; нуждаешься в родителе — отталкивают. Ты понял своим детским умом, что если ты не доставляешь проблем, слушаешься и помогаешь, у тебя есть шанс быть принятым. Ну, как минимум, тебя не будут жестко прессовать.

И даже теперь, когда ты взрослый, и многое понимаешь, ты не можешь просто так забыть эти детские переживания. Ты можешь терять свою взрослую устойчивость, когда наступают вот такие моменты: ты не справляешься, твой ребенок делает что-то, что не позволили делать тебе самому.

Ты снова становишься ребенком, которому угрожает опасность отвержения или подавления, ты пугаешься и чувствуешь стыд.

… Я спрашиваю эту маму, для кого ей важно было быть такой идеальной, и она вспоминает свою мать. И плачет. Мама не просто не выдерживала ее истерик. Она становилась опасной: нападала с кулаками. То есть физически пыталась прекратить… свой собственный дискомфорт.

Когда мы выходим из замкнутого круга непримиримости? Когда признаем, что то, что с нами случилось — это насилие.

Невзирая на обстоятельства — мама сама была травматик. Да, это так. Она была травматик, и она же продолжила круг насилия. Теперь уже со своим ребенком.

…Моя клиентка плачет. Ей жаль себя, маленькую. Она злится на свою мать, которая не стала ей теплой и поддерживающей … матерью.

«Мой сын позволяет себе то, что я никогда не могла себе позволить», — говорит она.

«Истерить и не сдерживать свои чувства?»

«Да».

«Похоже, что-то с ним произошло? Он устал, или перенервничал? И просто нуждался в твоей помощи?»

«Да, так и было».

….Именно потому, что она переживала стыд за свою неидеальность, она выпала из контакта с ребенком. И не смогла увидеть, что он просто не выдержал эмоциональной нагрузки. Его психика подавала сигналы: «Я больше не справляюсь! Мама, утешь меня!»

Ничем бОльшим и не была эта ситуация. Просто обычная бытовая история, в которой уставший ребенок нуждался в поддержке матери.

Автор иллюстрации: Марина Петрусь