Close

Если вам удастся справиться со стыдом, у вас будут другие отношения с ребенком

Хорошая мама хвалится своей дочкой: какая хорошая девочка! Хорошо учится, в кружках занимается, маму поддерживает. Хорошая мама расскажет об этом окружающим, и почувствует себя хорошо.

Если бы мы спросили у такой мамы: «А есть у вашей дочки своя жизнь? И какая эта жизнь?», она бы удивилась. Или даже не поняла: о чем вы? Вот это и есть ее жизнь!

Чего боится такая мама? Она боится стыда и осуждения, и поэтому старательно «убирает» все нежелательные» качества дочери и сына. «Убирает» теми же средствами, которых боится: стыдом и осуждением.

Это мама-хорошая девочка.

А другая мама уже понимает, что нельзя дрессировать ребенка. Она хочет принимать его, но ей пока страшно быть «плохой». Она в растерянности: что делать? Вот ее ребенок слишком активен, и мешает окружающим, или наоборот, слишком флегматичен и сидит на вторых ролях. Бывает недовольным, капризным, эгоистичным, невежливым. Мама в замешательстве: как реагировать?

Мама переживает смешанные чувства. С одной стороны, ей не хочется растить еще одну хорошую девочку или еще одного хорошего мальчика. И хочется по-другому. Но… вот он, стыд. Стыдно за детей. Приходится переживать его.

И еще беспомощность. На что опереться? Нет примера перед глазами.

Мама колеблется от тирании к жертвенности, испытывая настоящие мучения. То наказывает, то отдает всю власть ребенку.

И тогда теряется ребенок: мама, где границы? Каковы условия игры? Какие проявления меня ты можешь принять, а какие – нет?

…Мне думается, современным мамам приходится переваривать мегатонны стыда. Приходится идти на ощупь, много рефлексировать, возвращаясь в свое детство.

Видимо, нам придется смириться с этим. Нам придется потратить время и усилия на то, чтобы переварить стыд и понять, что стыдиться нечего. И нужно познакомиться, наконец, со своим ребенком.

…Взрослая мама не боится «негативных» сторон своего ребенка. Она знает о них. И помогает своим детям проявлять себя естественно, учитывая границы окружающих людей.

…Однажды я заметила, у одного из моих детей есть склонность к резким, нелицеприятным выражениям. По сути они были точными, но по форме жесткими. Я забеспокоилась: соизмеряет ли силач свою силу? Осознает ли, что слово может ранить?

Мне представилось, что слово – это самурайский меч. Любитель непременно порежется, и порежет окружающих. Мастер никогда не сделает ничего такого, что навредит беззащитным. Но он обладает непревзойденной способностью защитить беззащитного от нападения.

Именно так я и сказала… Слово — это грозное оружие. И нужно научиться владеть им, как самурай умеет владеть мечом. Меч используется только в случае реальной опасности, и никогда не используется в мирной жизни.

Я до сих пор помню этот наш разговор. Настолько глубоким и сакральным он оказался. Я помню, как вдумчиво слушал меня мой ребенок. Это было не только принятие, но и что-то вроде посвящения.

Каждому ребенку необходима идея о свои качествах как о достоинствах, которые имеют и обратную сторону. Хорошей маме такая задача затруднительна: ей мешает стыд.

Взрослая мама выдержит инаковость своего ребенка, и подарит ему такое ощущение себя, которое он возьмет, как опору, в свою взрослую жизнь.