Close

Грандиозный преследователь

Одна женщина рассказала мне, что презирает таких ретроградов, которые не хотят развиваться, не дают ей продвигать свои проекты, вставляют палки в колеса.

Она хотела не так остро реагировать на них, но эти начальники-ретрограды ее ранили.

Она рассказывала о том, что они ее боятся, боятся новшеств, изменений. Что они мечтают ее заткнуть, чтобы она не создавала проблем.

Я попросила ее перейти от интерпретаций к чувствам, и рассказать о них.

Она снова рассказала о презрении. Но в комке переживаний явно чувствовались ненависть и страх.

Я попросила ее рассказать об одном из этих ретроградов, и из ее рассказа получилась картина какого-то грандиозного преследователя, в жизни которого нет ничего интересного, кроме преследования нового, свежего, талантливого, что из себя представляла моя клиентка.

И после того, как я обратила ее внимание на грандиозность начальника в ее глазах, она задумалась.

А теперь я хочу обратиться к тебе, читатель.

Случалось ли в твоей жизни, что кто-то, кого ты считал преследователем, на работе ли, или дома, или в ином кругу, и становился для тебя таким же грандиозным? Когда в его образе ты не ощущал ничего, кроме желания уничтожить тебя целиком, или его желание уничтожить какую-то важную часть тебя, которой ты гордишься, и которая является олицетворением твоей сути?

Я почти уверена, что ты ответишь — да.

Потому что в жизни каждого из нас был такой родитель, или учитель, или еще кто-то, кто был тобой настолько недоволен, пытался тебя подавить, или был агрессивным, что все другие части его личности, кроме той, которую ты в тот момент видел, как будто бы отпали.

Ты переживал преследование, а его другие части его личности в этот момент тебя не интересовали.

И это нормально, потому что ни одна жертва не может удерживать целостный образ преследователя, со всеми деталями: его ранимостью, любовью к рыбалке или маркам, искренностью в иных обстоятельствах….

… У моей клиентки была такая мама, которую она «видела» в своих начальниках: нетерпимая, не желающая взять ответственность за то, что не могла принять свободолюбие дочери… Она совершенно не рефлексировала, о том, что ей мешает выстроить отношения с дочерью, а только шипела в недовольстве, и подавляла.

Ненависть к ней, которая не смогла найти выхода, теперь проецируется, по триггеру, на ретроградов-начальников. Они становятся грандиозными, то есть слишком большими, чтобы она могла справиться со своим страхом перед ними, ненавистью и презрением.

Если в твоей жизни, дорогой читатель, есть такие эпизоды, то было бы здорово поразмышлять, на кого похожи твои преследователи, и почему они столько грандиозны для тебя. Какая часть твоей детской истории все еще реагирует на похожих по обстоятельствам людей.

Любая грандиозность погружает тебя в театр теней, в котором у тебя как будто нет сил и нет прав справиться с тем человеком, который тебя пугает.

И, напротив, осознание своей проекции начнет понемногу возвращать тебя в реальность, в которой этот человек — не тот самый насильник, и отделение его образа может облегчить твое состояние.

Также помогает вспомнить, что сейчас у тебя больше прав, чем в детстве.

И еще помогает «очеловечивание» того, кто видится тебе грандиозным преследователем. В конце концов, е него тоже могут быть слабости, увлечения, и другие человеческие черты.

Иллюстрация предоставлена Арт-группой «Бери-рисуй» (г. Иркутск)