Close

Одна из бед, причем весьма существенных, в контакте – это перенос

Перенос искажает реальность, иногда до неузнаваемости и глюков.
Мы помним, что перенос запускает триггер. Есть некий спусковой крючок, который, при стимуляции, воспроизводит старое кино. И беда, если это кино – не комедия, а боевик, или триллер, или даже хоррор.

Многие темы являются триггерными.

Например, тема вины и ответственности.
Если вы выросли в атмосфере обвинений, если вам прямо или косвенно транслировали, что вы во всем виноваты, вы автоматически будете считать себя виновным во всех неудачных событиях, в недостаточной «хорошести», будете брать на себя вину, если вас упрекают, вам тяжело будет выносить недовольство вами.

Однако вам сложно будет отделить ответственность каждого участника отношений – кто и за что отвечает. Вы будете «отвечать» за поступки других, и отказываться от ответственности за свои поступки и выборы.

Тема авторов и критиков является триггерной.
Потому что каждый в детстве сталкивался с критикой, каждого кто-то высмеял, или обесценил, и не признал право на творчество и спонтанность.
И тогда, вы можете подавлять себя в своей спонтанности, и раздражаться на тех, кто рискует предъявить миру себя, не контролируемого.

Тема чувств является триггерной. Если ваши чувства не признавали как нечто важное и ценное, вы будете бояться раскрываться, и вас будут раздражать и пугать чувства других людей. Вы будете стремиться к рационализациям и требовать, чтобы другие люди подавляли свои чувства.

Тема инаковости является триггерной. Возможно, это одна из самых «не пройденных» нами сфер человеческих отношений.
«Мой ребенок – другой, он не похож на меня, он хочет чего-то своего» — это мы только осваиваем.

В отношениях со взрослыми людьми у нас нет такой большой мотивации смиряться с инаковостью и отпускать, поэтому отдельность и непохожесть пугает, злит, раздражает. Кажется плохой и неправильной. Возбуждает намерение переделать, заставить измениться.

Если в отношениях возникает триггер – например, кто-то проявляет себя, или чувствует, или иной, или кажется, что он в чем-то виноват, запускается перенос. И вы уже одной ногой не в реальности. Иногда – двумя.

С человеком, который находится под влиянием переноса, можно иметь дело только в том случае, если он способен это осознать. Если он настаивает на реальности своего переноса, разговаривать с ним не о чем. Он в прошлом, вы – в настоящем.

Чем дольше вы разбираетесь со своими внутренними процессами, тем лучше вы разбираетесь в своих переносах, и можете вытянуть себя, как Мюнхгаунзен, за волосы. Вы быстрее признаете свою ответственность за свой вклад, свои чувства, и все, что вы вносите в контакт.

Чем меньше человек исследует себя, тем больше он свой перенос признает за реальность. И доказать ему ничего невозможно.

Именно поэтому я не пытаюсь разговаривать с людьми, находящимися в переносе, и которых я не знаю ( один из первых признаков переноса — сильные чувства к незнакомому человеку, фантазии о том, что он что-то должен) и сразу прерываю контакт.

Я в ответе за то, что я говорю, но я не в ответе за то, как меня понимают. Я могу пояснить, что именно я сказала, и какой смысл вкладывала в свои слова, только в реальном контакте.
Если идет перенос, я бессильна. Это выше и сильнее меня. И это не моя ответственность.

Чувства, которые идут не из реальности, а из прошлых не завершенных ситуаций, ожидания – это ответственность того, кто проецирует и переносит.