Close

Я просто ленюсь? Не хочу выйти из зоны комфорта? Или регулярно совершаю насилие над собой?

Что же я могу на самом деле? Где проходят мои границы?

Это один из самых сложных вопросов. Нас не учили прислушиваться к себе. Нам говорили: «Надо!» Нам говорили: «Ты просто ленишься!» А еще: «Ты сможешь, если только постараешься!»

Это хорошая установка, — постараться и смочь, но только при одном условии. При условии, что вы чувствуете разницу между насилием и усилием.

Усилие выводит нас на новый уровень, оно необходимо для развития. Но если вы делаете усилие за счет своих жизненных сил, за счет своей витальности, вы совершаете насилие над собой. И никакого развития не происходит, ваш организм будет защищаться сопротивлением.

Что же нам нужно знать, чтобы почувствовать эту разницу? Нам нужно понять, что человек не всесилен. У человека есть ограничения. Или особенности, если хотите. Возрастные, гендерные; особенности, связанные с темпераментом и с моментом времени.

Если вашему ребенку 3 года, он не сможет сдерживать свои эмоции, когда он расстроен, или чего-то хочет, а ему не дают. Потому что психика его незрелая. Ему нужна мать, которая утешит его и успокоит.

Если вам было 3 года, когда вас призывали не плакать, заткнуться, запрещали хотеть, вам пришлось это сделать за счет ваших жизненных, витальных сил. И поэтому это было насилие.

А если вы привыкли вот так же подавлять свои чувства, не прислушиваться к своим потребностям, вы регулярно совершаете насилие над собой. И тогда ваш организм, ваша психика, скорее всего, научилась сопротивляться такой растрате жизненных сил. Выживать-то надо как-то.

Поэтому вы, скорее всего, заставляете себя преодолевать, и сопротивляетесь, и ненавидите себя за сопротивление.

Есть еще особенности темперамента. Если я медлительная, я не смогу быстро сообразить, мне нужно время. Но если мне говорят, что это плохо, я буду выпрыгивать из своего темперамента, заставлять себя быть другой. И буду страдать.

Если я лидер – я буду организовывать и вдохновлять. Но если мне приказывают сидеть тихо и молчать, и показывают, что это плохо, я снова буду себя подавлять. То есть совершать насилие над собой.

Есть гендерные различия. Женщины более эмоциональны, в основной своей массе, но… если эмоциональность называют истеричностью и осуждают вокруг, то что делать? Менять себя, переделывать, стремиться к тому, что не свойственно, страдать…

Есть ограничения, связанные с моментом времени. Вот сейчас я хочу отдыхать, потому что устала, а завтра я буду нуждаться в перемене обстановки, и так далее. А если все это считается в моем окружении блажью? Если в семье культ работы? Это значит, я буду подавлять свои нужды, и не буду знать, где проходят мои ограничения. И, не смогу почувствовать своих границ.

Человек без границ, и, (непременно!) с сопротивлением – это человек без защиты, и в постоянной борьбе с самим собой. В борьбе за изменения себя, совершающий насилие над собой.

«Да я просто ленюсь!», «Нужно просто выйти из зоны комфорта!», «Я все могу, стоит только постараться!»