Close

Я научилась не вмешиваться не сразу

Было время, когда я, как и все, втягивалась в слияние, и в треугольник «жертва-спасатель-тиран»
Если мне жаловались, или кого-то при мне преследовали, или спасали, мне было почему-то до этого дело. Почему?

В слиянии мы не отдельные, и какими-то частями слиты. Чужой процесс беспрепятственно запускает наш процесс, и вот он уже .. не чужой. А, вроде как, свой…

Сегодня мне рассказали историю. Одна женщина хотела сделать совместный проект со своим коллегой. Поделилась своими сложностями. И он тут же начал ее преследовать. То есть давать оценку, советы, критиковать.

Казалось бы, какое ему дело до тех ошибок, которые она сделала? Все дело именно в слиянии. Ее чувства, ее открытость и уязвимость актуализировали его личный процесс. Какой? Мы можем только догадываться.

Люди не отдельные, не рефлексирующие, часто ассоциируют уязвимость с позицией жертвы. И начинают спасать или преследовать.
Даже если кто-то говорит о себе вполне осознанно. За свои чувства ответственность берет, за свои нужды тоже берет.

Но он сам не умеет так же отвечать за свой процесс. Не отслеживает, не осознает.

Может, он не разрешает себе быть уязвимым.
Может, он не умеет обходиться с уязвимостью, и быть с ней бережным.И считает, что совет – это лучшая помощь.
Может, у него идут свои переносы, и он ассоциирует себя со своим насильником из детства. И преследует уязвимость, считая ее стыдной.
Но не вмешиваться, и просто быть рядом не получается.

… Я помню, как у меня происходило то же самое. Так и хотелось втянуться и порешать чужие проблемы. Особенно трудно не вмешиваться, если жертва не осознает себя жертвой, а спасатель – спасателем). Неосознанность и безответственность создают слиятельную динамику, в которую трудно не влиться).

Несколько лет мне приходилось осознанно удерживать себя. Что это значит?
Это значит – постоянно отслеживать свои порывы, в разных ситуациях и обстоятельствах, и держать). Одновременно шла работа по отделению.

Другой человек имеет собственную ответственность за свою жизнь. У меня своя жизнь, и никто за меня ее не живет. Это моя ответственность.

Потом это стало обычной привычкой: не вмешиваться. И точно так же привычным стало – не позволять вмешиваться.

Вот один опыт, которым со мной поделились:
«Сегодня созванивалась со своим руководителем курсовой. Раньше я бы начала злиться за то, что она и я не слышим друг друга. А сейчас так спокойно принимаю, что она другая, из академической среды, и что контакта, в моем понимании, у нас, вероятно, и не будет».

Такая отделенность позволяет этому человеку не превратиться ни в жертву, ни в преследователя

Автор иллюстрации: Оксана Тарасова